Приехавшие министры очень комфортабельно расположились, заказав себе роскошный ужин с десятью бутылками шампанского и 50ю пива, что совсем не согласовалось с их грустной миссией… Я видел меню ужина под королевской короной. На обороте меню был набросан карандашом план замка Linderhof и обозначена комната, которая будет темницей короля.

Циглер рассказывал, что министр Лутц отсоветовал Гольштейну (Хольнштайну; далее оставляем транслитерацию имени, согласно цитированному источнику. — М. З. ) вступать в комиссию, но что тот холодно ответил: "Я давно искал хорошего случая, чтобы укрепить за собой положение министра". Люди, вступившие в "позорную" комиссию, крепко надеялись на то вознаграждение, что им обеспечит новый правитель Баварии, принцрегент, — в чем и не ошиблись! Итак, ухватившись за случай "укрепить за собой положение министра", Гольштейн в тот же вечер идет на конюшню и, увидев, что кучер приготовляет экипаж для обыкновенной ночной прогулки короля, он сказал, что этого не нужно, что теперь распоряжается не король, а принц Луитпольд и что у него есть другой экипаж для короля и с другим кучером. Этот экипаж был простое ландо, которое снаружи запиралось крепкими ремнями, такие же ремни, в виде кандалов для ног, были и внутри кареты. (В Мюнхене старались распространить слухи, что король бесноватый! . . ) Узнав о том, кучер Остергольц тотчас оседлал лошадь и поскакал в Neuschwanstein, чтобы предупредить короля об опасности.

Король не поверил. "Если б была опасность, Карл написал бы мне о том! " — заметил он, не зная о предательстве Гессельшверта (Хесселыиверта. — АО. ), оставшегося в Мюнхене.