В целом это было время прощаний и воспоминаний о прошлом.

Основной поток прощальных визитов начался после отпуска.

16 сентября Аденауэр вылетел в Рим на аудиенцию к папе Павлу VI. К его предшественнику, Иоанну XXIII, Аденауэр относился настороженно. Он не одобрял и решения Второго ватиканского собора, в частности, допущение наряду с латынью ведения службы на живых языках. Он не мог простить Иоанну XXIII и порочных, в его понимании, тенденций в сторону налаживания отношений с коммунистами, особенно итальянскими.

В новом папе, как он надеялся, католическая церковь обретет лучшего пастыря.

Визит в Рим можно было назвать успешным в лучшем случае наполовину. Было жарко, дул печально знаменитый римский сирокко. Аденауэр испытывал затруднения с дыханием, так что не мог говорить в своей обычной властной манере.

Папа выслушал его с должным уважением, благословил и поспешил распрощаться.

20 сентября Аденауэр вернулся в Бонн. Началась разработка графика прощальных визитов. Сперва надо было определиться с зарубежными поездками. Возникла мысль о Вашингтоне, но от нее по зрелом размышлении отказались.

Лондон в программе тоже не фигурировал. В Голландию решено было не ехать из-за сильных антинемецких настроений, все еще распространенных в этой стране. Оставались Бельгия, Франция и Италия.

В последней Аденауэр только что был, когда получал благословение папы, так что Италия тоже отпала.