После Баварии — посещение Ганновера и присутствие на параде частей бундесвера. За прохождением колонн и пролетом боевых самолетов вместе с ним наблюдали многочисленные зрители — по некоторым оценкам, их было не менее сотни тысяч.

Самый пышный прием устроили Аденауэру его земляки — рейнландцы. В выставочном центре в Дейце прошел музыкальный фестиваль в его честь. Хоры пели отрывки из Гайдна. Изобилие флагов и транспарантов — все было оплачено из партийной кассы ХДС.

Аденауэр не был бы самим собой, если бы удержался от мрачных предупреждений согражданам: расслабляться не время, разрядка — вещь коварная, тем более что на преемника надежда плоха. Все это было подано в слегка завуалированном виде, но кому надо, те поняли.

14 октября папский нунций отслужил в честь Аденауэра торжественную мессу в Бонне. Вечером президент Любке устроил для него грандиозный прием, на котором присутствовали три тысячи гостей. Потом уже сам Аденауэр устроил частный ужин вдвоем с верным Глобке. Тот был болен и выглядел совершенно измотанным, но отказаться не посмел.

Его семья получила от Аденауэра прочувствованное послание, где говорилось, в частности: «Мы благодарим Господа за то, что он дал его нам».

15   октября произошел акт торжественных проводов канцлера в бундестаге. Все было очень возвышенно и достойно. Речь председателя бундестага Герстенмайера длилась почти час.