В Бельгию готовившийся к уходу канцлер сделал короткую вылазку, получил там орден и на том удовлетворился. Более солидно был организован визит во Францию. 21 сентября Аденауэр с дочерью Рией, секретаршей Аннелизой Попингой и советником по международным делам Остерхельдом приземлились на аэродроме Виллакубле, где их встретил де Голль. Оттуда все отправились в Рамбуйе, где хозяин постарался организовать пышный прием.

Было многих теплых слов с обеих сторон, но и канцлер, и президент отдавали себе отчет в том, что столь дорогой их сердцу проект — франко-западногерманский договор — практически мертв.

Теперь настало время для поездок по Федеративной Республике. Впечатление было такое, что это король объезжает свои владения. Три недели непрерывных помпезных церемоний.

Все были явно настолько рады, что скоро от него избавятся, что не пожалели ни денег, ни организационных усилий. В Гамбурге его чествовал Союз немецких крестьян.

В Берлине он получил звание почетного гражданина города (никто не знал, что это такое, но тем не менее.). Брандт выступил там с большой речью, посвященной заслугам высокого гостя. Довольно двусмысленно прозвучала в ней, правда, фраза о том, что западноберлинцам очень недоставало присутствия канцлера в первые дни после возведения стены.

Потом — прощание с Баварией, где ХСС позаботился, чтобы все было на самом высшем уровне.