В ней содержалась интересная фраза: «за сто лет богатой событиями германской истории мы впервые являемся свидетелями того, что человек, долгое время находившийся на вершине власти, покидает ее не в результате своего банкротства как политика, а по доброй воле, в мире и согласии».

Риторическая фигура получилась блестящая, хотя и не вполне отражающая реальные факты: все прекрасно понимали, что добровольным уход Аденауэра назвать можно было с большой натяжкой — его отправила в отставку собственная партия. Но в чем-то Герстенмайер был, несомненно, прав: Аденауэр действительно ни разу не испытал горечи поражения на всеобщих выборах, и при всей остроте подковерной борьбы в боннских политических кругах смена власти прошла действительно мирным путем.

«Наша главная цель состояла в том, чтобы войти в сообщество свободных народов Запада славословия закончились, и Аденауэру пришлось привыкать к жизни в новых условиях. Как бывшему канцлеру и председателю крупнейшей политической партии ему был выделен небольшой кабинет в здании парламента, к которому примыкало еще меньшее по размерам помещение, там стояла софа и была оборудована маленькая кухонька, где верная госпожа Попинга готовила ему легкий обед, после чего он имел обыкновение прилечь: послеобеденная сиеста всегда была непременным элементом его распорядка дня.