Даже у ее участников воспоминания о ней стали постепенно отходить на задний план. Западная Европа стала зоной мира и процветания. Особенно это относилось к ФРГ. Молодежь 60-х ощущала потребность наслаждаться жизнью, танцевать, веселиться, но в то же время в ее среде проявились тенденции юношеского идеализма и стремления к критической переоценке прошлого отцов.

Старые заслуженные лидеры, такие как де Голль, Макмиллан, Эйзенхауэр и, конечно же, Аденауэр, стали восприниматься как осколки старого мира, как живой анахронизм.

На политической сцене появились новые актеры. Если говорить о Западной Германии, то у социал-демократов, которые на съезде в Бад-Годесберге в 1959 году окончательно расстались с остатками марксистской идеологии, это были Вилли Брандт и Гельмут Шмидт, у свободных демократов — Эрих Менде. Словом, в ретроспективе можно сказать, что год 1960-й положил начало мощным тектоническим сдвигам в политической культуре и практике западного мира.

Караван пошел вперед.

Изменения проявились в самых разных формах. В Западной Германии начали поднимать голову левые. Во время посещения Аденауэром Кёльнского университета трехтысячная толпа студентов блокировала ему проход; собравшиеся дружно скандировали лозунги с требованиями отправить в отставку Оберлендера и Глобке, нацистское прошлое которых было общеизвестным фактом.