Уже вскоре после начала войны Бисмарк, чтобы помешать австро-итальянским переговорам о союзе, подсылал к Бейсту посредников с лестными планами о тесном единении обеих держав при гарантии целостности Австрии и о привлечении к союзу южных государств. Бейст тогда отклонил эти предложения, ссылаясь на их незгоритетность и на то, что Австрии никто не угрожает. Но после Седана Бейст обеспокоился насчет возможного реванша со стороны Пруссии за его интриги с Наполеоном и Италией и уже стал сожалеть о том, что отверг прежние авансы Бисмарка. Но последний далек был от мысли о реванше, а, обеспечив себя со стороны России, напротив, решил привлечь благоволение и Австрии. 18 декабря он поручил прусскому посланнику в Вене передать Бейсту письмо, в котором от имени Пруссии и ее южно-германских союзников он «не только из внимания к Пражскому договору», но и в соответствии с «совместным прошлым» и «настроением народов» обеих стран выразил желание создать с «могущественной и дружной соседней империей» близкие моральные и -материальные отношения.

На этот раз Бейст ответил «в самых теплых тонах, выразив заранее признание грядущего объединения Германии и пожелание прочной дружбы с нею.