Тем не менее и впоследствии, когда наступил момент решающих переговоров о мире, Бисмарк хотел и даже начал вести их с пленным Наполеоном и бывшей императрицей-регентшей, как свидетельствовал он сам в своих интимных беседах. Английский посол докладывал, что «Бисмарк весьма предпочел бы договариваться с восстановленным на троне императором Наполеоном, уступив даже в своих требованиях несколько миллиардов; он был бы тогда более уверен в своей игре и имел бы на троне Франции своего жандарма и союзника». Даже в ходе самих переговоров о мире с представителями новой власти Бисмарк часто возвращался к мысли о том, чтобы договориться с Наполеоном, а присланному к нему из Лондона Малету, старому коллеге по дипломатическому корпусу при франкфуртском Союзном сейме, он говорил, что, не встречая должной уступчивости со стороны нового французского правительства, он намерен вступить в переговоры с Наполеоном с тем, чтобы с помощью мецской армии Базена (о последним он, действительно, как увидим, вел переговоры) и 140 тыс. французских пленных восстановить его на троне.

Некоторое время Бисмарк носился с мыслью предложить Наполеону созвать в Касселе свой прежний Законодательный корпус для обсуждения и утверждения условий мира, а одновременно самому созвать для этой же цели рейхстаг в Версале.