Все это происходило в 70-х и первой половине 80-х годов, и к концу этого периода «культуркампф» был уже делом прошлого. Но не для Шёнерера. Для него «фактора времени» не существовало, особенно когда дело шло о деяниях Бисмарка, и, встречая в своей агитации за растворение Германской империи, управляемой протестантской Пруссией, ожесточенное сопротивление со стороны католических партий, каковыми были все буржуазные партии в Австрии, он не мог придумать ничего лучшего, как поднять знамя борьбы, брошенное Бисмарком десять и более лет тому назад, против католической церкви. Получилось нечто вроде нашей народной сказки об Иванушке-дурачке, который на похоронах кричал: «таскать, не перетаскать», а на свадьбах: «канун да ладан». Неудивительно, что поход Шёнерера провалился, но также не-удивительно, что его достойный потомок Гитлер, также узрев в католической церкви, универсальной, многонациональной и международной, врага прусско-немецкого «национализма», возобновил поход против нее в старых традициях Бисмарка, арестовывая епископов, громя церкви, распуская общины и производя дикие насилия над католиками.

Война против католицизма со стороны Гитлера — это продолжение курса двух его учителей, одного — прусского, другого — прусско-австрийского.