Антисемитизм стал даже модой в известных кругах, и то, что раньше исповедывалось знатными одиночками вроде Шопенгауера и Гартмана, Дюринга и Рихарда Вагнера, Лагарда и Делича, теперь было вынесено на церковную и профессорскую кафедры, на столбцы газет, на собрания и просто на улицу в виде антисемитских куплетов и анекдотов. В середине 80-х годов образовалось «Всеобщее немецкое антисемитское объединение», которое даже завоевало один мандат на выборах в рейхстаг, а в 1887 г. была создана отдельная партия под названием «Немецкая социально-антисемитская партия». Это был период расцвета германского, специально штёкеровского антисемитизма, но он страдал одним недостатком: он не приобрел сторонников ни среди крупной, ни даже среди мелкой буржуазии, не говоря уже о рабочих слоях. Он оставался движением юнкерских кругов и интеллигентов-одиночек.

Штёкер поэтому счел нужным внести в свою программу, сверх вразумительного лозунга: «Долой евреев!», и позитивные моменты: обязательное страхование на случай инвалидности, старости и смерти, обязательное объединение ремесла в союзы, фабричное законодательство и промышленные третейские суды, цеховые объединения при государственной поддержке и пр.