«Я был единственный представитель штатской части германского народа»,— иронически писал он впоследствии в своих воспоминаниях. А возглавлял злополучную депутацию от «народа» сам президент рейхстага д-р Симеон, тот самый, который некогда возил депутацию франкфуртского Национального собрания в Берлин, чтобы предлагать прусскому королю императорскую корону, и получил грубый отказ.

Одно было серьезно в этой комедии: Пруссия стала теперь во главе всей Германии. Прусский король стал императором; его первый министр Бисмарк (возведенный теперь в княжеское «достоинство») стал имперским канцлером; в Союзном совете Пруссия получила, правда, всего 19 голосов из 58, но эти голоса весили больше, чем 24 голоса мелких государств и вольных городов. Когда в 1880 г. на Союзном совете по сравнительно небольшому вопросу о штемпельном налоге Пруссия — вместе, правда, с Баварией и Саксонией — была побита 30 голосами против 28, то это было воспринято Бисмарком как «насилие 1 миллионов над 30 миллионами», и под угрозой его отставки кайзер вынужден был потребовать у своих коллег такого изменения в порядке «процедуры» на Совете, которое сделало бы такие «нелепости» невозможными в будущем.

И предложение было принято единодушно! А кроме того, Пруссии принадлежало председательство в важнейших комиссиях Совета: военной, политической, финансовой. и т. д.