Таковы основные элементы той милитаристской, хищнической, разбойничьей, человеконенавистнической и вероломной идеологии и практики, которые Гитлер впитал в себя из самых реакционных исторических традиций и деяний Прус- со-Германии. Ничего оригинального у него не было: он лишь скомбинировал эти элементы, до тех пор разрозненные по различным группам и отдельным лицам, в едином «синтезе» и возвел это чудовищное целое в квадратную и кубическую степень.

Тот же Талейран в своих мемуарах высказывает мысль, что «в романах умом и выдающимся характером наделяется обычно главный герой, но судьба не так разборчива: посредственные личности играют существенную роль в важных событиях единственно по той причине, что они оказываются вовремя на месте». Это довольно верно, и другой плут, но тоже неглупый человек, Пальмерстон правильно отзывался о Луи-Наполеоне, этой круглой посредственности, когда тот пришел к власти:«Это был един ственный фиакр, который попался во время грозы, и его взяли—это все».

Гитлер тоже не был наделен высокими качествами героя романа, но в его характере имелась черта, которая сделала его человеком «вовремя на месте»: наряду с бандитской натурой, решительная и непоколебимая самоуверенность, глубочайшее и безоговорочное убеждение в своем мессианском призвании, и эта черта.