Всю эту литературу Гитлер, несомненно, читал, потому что иначе он не мог бы так точно воспроизвести на деле те планы, которые в ней развертывались. Фактически достаточно перелистать книгу Гитлера «Моя борьба», чтобы видеть, в какой непосредственной зависимости от пангерманских учений складывался его идейный багаж. Правда, относительно колониальных приобретений и борьбы за них с Англией у него вначале проявлялось гораздо меньше пыла, чем у его учителей. Он даже находил, что со стороны вильгельмовской дипломатии была допущена роковая ошибка в том, что она не сумела сохранить английскую дружбу и нажила в лице Англии врага на почве колониальных распрей. По его мнению, колонии не являлись тем «жизненным пространством», в котором Германия нуждалась.

В свое время, задолго до империалистической эры, и Лагард писал: «Водворить мир в Европе… может только Германия, простирающаяся от Эмса (реки, отделяющей Германию от Голландии. — Ф. Р. ) до устьев Дуная, от Мемеля до Триеста, от Меца до примерно Буга, ибо только такая Германия может прокормить себя и в состоянии будет разбить в одиночку Францию или Россию с помощью одной своей постоянной армии, а при усилении ее первой линией запаса разбить и Францию и Россию, вместе взятые».