Как низко, с моральной и политической стороны, ни расценивался в Европе бонапартовский режим, но в военной силе Франции никто не сомневался. Не сомневался долгое время и прусский генеральный штаб.

Франция обладала большой кадровой армией, закаленной в многочисленных войнах — под Севастополем, в Италии, в Алжире, в Индо-Китае, в Мексике, армией, богатой опытом, вооруженной отличным ружьем системы Шаспо, лучшим, чем прославленное прусское игольчатое, предводимой генералами, которые, не отличаясь особой гениальностью, проявили себя в многочисленных походах способными и энергичными вождями. Французская артиллерия уступала прусской. Хотя французские орудия теперь уже были нарезными, но они все еще заряжались с дула и поэтому стреляли медленнее, чем прусские.

Но количественно артиллерия даже превосходила прусскую, и французские артиллеристы, как, впрочем, и все другие солдаты, отличались находчивостью, отвагой и решимостью. Кроме того, французы возлагали большие надежды на повое оружие, так называемую митральезу, предшественницу пулемета, которая своим воем должна была производить и психологический эффект на врага.