Ничто, однако, не мешало вести «патриотическую» пропаганду и. агитацию за «оздоровление», как это называлось (Gesundung), заболевшей пацифизмом и революцией германской нации, за возрождение прежней национальной гордости и прежнего сознания своей полноценности, даже больше — своего превосходства над другими народами, за восстановление прежней мощи, прежней славы и прежних… границ. Но не будет ли это повторением прежнего безумия, окончившегося столь плачевно? На это отвечали: неверно, Германия вовсе не была разбита врагами на поле брани, она могла бы устоять против всего мира — она была поражена ножом в спину (Dolchstoss), смертельно ранена трусами, нытиками, пацифистами, англо- и франкофилами, идолопоклонниками демократии, а главное рабочими, социалистами, «большевиками», орудовавшими в тылу. Против этого именно зла нужно бороться путем морального и физического «оздоровления», а не против высокого национального сознания, не против стремления вернуть прежнее состояние Германии.

Если победоносная Антанта позволила себе торжественно зафиксировать в самом Версальском договоре положение о том, что Германия использовала свою силу для того, чтобы развязать войну, и что поэтому она одна ответственна за нее, то и это ложь: достаточно изучить официальную, изданную самой Веймарской республикой.