Не оправдалось знаменитое изречение римского историка Саллюстия (против него прусский дипломат и высказывал свое суждение) о. том, что «власть (imperium) легче всего сохраняется теми средствами, при помощи которых она была создана». Но урок, преподанный историческим ходом событий, не был учтен правящими классами Германии: после первых же фальшивых аккордов веймарской интерлюдии старые прусские традиции, ныне уже сочетавшиеся с империалистическими, возникшими в кайзеровский период, стали возрождаться с новой и еще большей силой и в конце концов произвели на свет тот чудовищный гибрид империализма и пруссачества, который нам известен под именем гитлеризма.

Не менее метко и его указание, что из «практики» мирового разбоя (нами именуемого империализмом) именно немецкий — не «народ», конечно, как думал Фёрстер, а правящий класс — создал целую «философию», логически и систематически построенную догматику, вторую религию «реальной политики» — по существу философию того же кулачного права.