О последнем стоит сказать несколько слов. Застрельщиком антисемитизма как составной части политической программы был в Германии придворный проповедник Штёкер.

Безудержная биржевая и грюндерская спекуляция, последовавшая в Германии за получением двухмиллиардной (золотыми рублями) французской военной контрибуции и завершившаяся уже в 1873 г. генеральным) крахом, от которого разорились тысячи предприятий и сотни тысяч мелкого люда, явилась первым толчком к антисемитской пропаганде Штёкера: в противовес обличительным выступлениям молодой социал-демократии он выдвинул обвинение против евреев как зачинщиков и проводников спекулятивной лихорадки, ссылаясь на наличие в их среде банкиров, маклеров и других биржевых и посреднических элементов. Это было полезно для господствующих классов и как громоотвод в начавшейся — особенно среди мелкой буржуазии — буре, и как отвлечение от социалистической агитации против капитализма.

Оттого и Бисмарк, и сам император вначале отнеслись благосклонно к новой деятельности Штёкера, который и консервативную партию заставил присоединиться к ней.