Если эти меры были направлены против Наполеона, то другие меры были направлены против почти одинаково нелюбимой милитаристской Пруссии. Уже в самом начале войны Англия взяла на себя ограждение жизни и интересов французских граждан в Германии, к великой досаде Бисмарка, который собирался предложить Англии взять на себя такую же миссию в отношении германских граждан во Франции. Еще хуже было то. что правительство разрешало английским заводам продавать Франции оружие всякого рода и вообще военное снаряжение, ссылаясь, в ответ на все протесты Бисмарка, на английское законодательство, дающее право запрещать вывоз оружия лишь в случаях, когда покупатель находится в состоянии войны с самой Англией. Бисмарк бесновался и грозил, что Англия закладывает в сердцах германского народа громадную ненависть, которая скажется на всех будущих поколениях. Кронпринцесса прусская, урожденная английская принцесса, писала своей матери, что англичан теперь в Германии ненавидят больше, чем французов, а лорда Гранвиля, министра иностранных дел, ненавидят больше, чем Бенедетти.

В военном музее города Трира сохранялось до последнего времени знамя, на котором тогда были начертаны стихи: «1st einst gross zur See unsere Macht, Dann, stolzer England, gute Nacht» («Будем когда нибудь сильны на море, будет тогда тебе, Англия горе!»).