Объединение Германии было, как говорил Ленин, исторической необходимостью, диктовавшейся всем развитием капитализма, и поскольку капитализм представляет более высокую формацию и носит в чреве своем неизбежную социалистическую революцию, осуществление этой необходимости было, конечно, прогрессивным явлением. Но извращением этого прогресса, несомненно, было то, что объединение произошло в прусской форме, в виде установления прусского господства над всей Германией.

В результате юнкера остались у власти и сыграли решающую роль в создании того общественно-политического уклада, который характеризовал империю Бисмарка; они же сохранили этот уклад на весь период вильгельмовской империи и передали его дальше веймарской республике. «Хотя империя,—пишет тот же компетентный свидетель принц А. Гогенлоэ по поводу поражения Германии в 1918 г. ,— существенных потерь в территории не имела, но централизация, а стало быть, прусское влияние в новой германской республике, сохранившей название империи, усилились в неслыханной степени, о какой сам Бисмарк не смел мечтать». Наш автор прибавляет: «Является ли счастием для германского народа и не чреваты ли большими несчастиями для Германии эта централизация и это вновь укрепившееся прусское преобладание, покажет, конечно, будущее, но, по моему убеждению, они представляют опасность и даже уже сейчас являются таковой».