Характерно, что и со стороны Франции война была формально объявлена лишь через четыре дня, 19 июля, при громких протестах со стороны рабочих организаций и таких выдающихся деятелей, как Жорж Занд, Эдгар Кинэ, Даниэль Стерн (графиня дАгу, автор известной истории революции 1848 г. ) и др. , к великой радости Бисмарка. Теперь он получил свою «оборонительную» войну, которая впутает и южные государства, довершив, таким образом, «национальное» объединение в «прусской казарме» (как выразился Маркс) и даст ему возможность произвести аннексии в целях якобы стратегической безопасности Германии на будущее время против векового французского врага, а на деле для «возвеличения» Пруссии и ее короля.

Еще более успешно, чем в прошлый раз, в войне с Австрией, ему удалось поставить своего противника в положение агрессора, и мир поверил ему, ибо он не был посвящен в секреты его интриг, подлогов и провокаций, крайне не любил бонапартовской Франции и, в частности, ее государя, безответственного авантюриста и шарлатана, и видел в действиях его министров только легкомыслие азартных игроков и жажду военной славы.