И действительно, Россия дальше укоризн и предостережений не шла и ничем не нарушала ни духа, ни буквы вышеупомянутого соглашения о взаимной помощи. Австрия (как, впрочем, и другие державы) об этом соглашении ничего не знала, но она обладала достаточно здравым смыслом, чтобы понимать опасность, которой она себя подвергла бы со стороны России, если бы вмешалась в пред стоящую войну на стороне Франции.

После люксембургского кризиса, отвечая на авансы Наполеона, Бейст, правда, не переставал вести разговоры с его агентами и министрами на тему о возможности сотрудничества против прусской агрессии, но из этого ничего не получилось. Вначале Наполеон предлагал сделать совместный запрос у Пруссии насчет ее явного намерения перейти за линию Майна, вслед за чем, в случае неудовлетворительного ответа, обе державы должны были выступить против нее с оружием в руках. Бейст отказался пойти по этому пути, предлагая взамен, чтобы Наполеон сделал в Берлине демарш в форме предложения приостановить свои вооружения, если Пруссия тоже разоружится.

От этого Наполеон, в свою очередь, отказался, ссылаясь на прусскую систему ландвера (ополчения), которая давала ей возможность обойти прямые обязательства по разоружению.