Со времени, когда Мольтке высказал этот афоризм, прошло много лет. Германия вступила в фазу империализма, ее капиталистический класс приобрел еще больший удельный вес в стране, чем юнкерское землевладение, и старый афоризм приобрел еще большее значение.

Известный военный писатель генерал Бернгарди, проповедуя в своей книге «Германия и ближайшая война» (1912) г. неизбежную войну с Англией за передел колоний, авторитетно заявлял: «Наш народ должен научиться понимать, что сохранение мира никогда не может и не должно составлять цель политики», а в сентябре 1914 г. , уже после начала первой мировой войны упоминавшийся выше Рорбах «откровенно» признавался, что «в дни, когда вопрос о войне и мире стоял на острие ножа», он «дрожал от страха, как бы не склонилась чаша не войны, а мира». Он продолжает: «Беспокойство за то, что в этой борьбе победит в сердце вершителей нашей народной судьбы боязнь перед этой огромной ответственностью— это беспокойство и было то, что в последние дни июля не давало спать немецкому человеку».

Заветная мечта Рорбаха тогда оправдалась, но желанная война привела к разгрому Германии; тем не менее знаменитый адмирал Тирпиц в своих вышедших после неудачной войны воспоминаниях изрекал: «Я хочу закрепить в сознании наших будущих поколений старое положение, что великие народы могут быть обеспечены только при помощи силы: с тех пор, как земля обитается людьми, сила в жизни народов стояла выше права».