Утром этого дня, во время прогулки, Бенедетти опять встретился с королем, который шел в сопровождении своего адъютанта. Между обоими, на виду у всей публики, произошел оживленный разговор.

Король заметил, что он ожидаемого письма из Зигмарингена еще не получил, но оно в пути, как ему сообщили телеграммой, и он ждет его с минуты на минуту, и как только оно прибудет, он вызовет к себе посла, покажет ему письмо, и он сможет тогда телеграфировать об этом в Париж. При этом он показал ему только что полученную им утреннюю газету, где напечатана была телеграмма о снятии князем Антоном кайдидатуры своего сына, прибавив, что инцидент, таким образом, благополучно разрешился.

Бенедетти выразил свое удовлетворение, но, поскольку король лишь санкционировал отказ князя Антона, Бенедетти, имея инструкции Грамона, попросил разрешения телеграфировать в Парйж, что король обещает и впредь не давать согласия на кандидатуру гогенцоллернского принца. Король отказал в таком разрешении, и несмотря на повторные просьбы посла, остался при своем решении, говоря, что не может связывать себя на все времена подобными обязательствами, а должен судить о каждом случае особо.

На этом беседа окончилась.