Будучи передано в Париж, это извещение оказало там сильное впечатление: очевидно, старания Грамона и императора через Лондон и Брюссель увенчались успехом, и Оливье, прибежав в зал заседаний Законодательного корпуса» радостно поздравил друзей с мирным исходом конфликта. Вопреки, всему, что позволяют себе говорить прусские историки, сам Грамон был тоже рад, но, наученный предыдущим опытом со снятием и восстановлением кандидатуры, он хотел застраховаться против повторения той же истории в будущем.

Он телеграфировал Бенедетти, поручая ему добиться от короля определенного заявления, что он кандидатуры Гогенцоллернов и впредь не станет одобрять, а прусскому послу, знакомому нам барону Вертеру, предложил, чтобы король, во избежание подобных недоразумений в будущем, обменялся письмами с императором, написав ему, что, санкционируя в свое время кандидатуру Леопольда, он отнюдь не имел в виду ущемлять достоинство Франции и что ныне, подтверждая отказ принца от предложенной ему короны, он желает, чтобы все недоразумения между обоими правительствами пришли раз навсегда к концу.