Сами «социалисты» уже вскоре стушевались, запутавшись в собственном хитросплетенном «социализме», и в благословенной Веймарской республике, стыдливо скрывавшей свое рябое лицо под официальной вуалью «Германской империи» (Deutsches Reich), быстро стала восстанавливаться политическая власть прежних правящих классов.

Однако опасность все еще не миновала: под затягивающейся серым пеплом поверхностью еще тлели и вспыхивали жаркие угли революции, рабочий класс создавал новую партию, коммунистическую, и экономические и политические наступления хозяев встречали резкий отпор. Эта проблема оставалась еще неразрешенной. Неразрешенной, но все же разрешимой — при условии, что правящие классы получат в руки и материальное оружие, т.е. армию. Версальским договором численность германской армии была сведена к 100 000, включая максимально 4 000 офицеров; это при данных условиях было явно недостаточной опорой для классового господства юнкеров и капиталистов. Между тем победоносная Антанта оказывала на первых порах некоторый нажим на Германию и следила не только за точным выполнением этого ограничения, но и за тем, чтобы под флагом различных гимнастических и других ферейнов или под видом «гражданской самообороны» против путчей «справа» и «слева» не создавались вспомогательные организации военного типа.

По ее приказу все эти организации, вооруженные «добровольческие» отряды Эшериха, Лютвица и других были распущены и формирование новых было запрещено центральным и местными германскими правительствами.