Боясь его мести, он сколотил против него секретный, но на этот раз постоянный, союз с Австрией, Италией и Румынией при благосклонном, хотя и неписанном участии Англии,— описание всего этого значительно вывело бы нас за тематические рамки настоящего очерка. Достаточно сказать, что антирусская политика Бисмарка находила полную поддержку в широких кругах германского «общества», кроме, пожалуй, части придворных: в капиталистических кругах — потому, что для улучшения финансового положения и в видах поощрения отечественной промышленности Россия в 1876 г. ввела оплату пошлин в золотой валюте, повысившую их номинальные ставки на 40—50%, а затем стала вообще повышать таможенный тариф, особенно на продукты тяжелой промышленности; в юнкерски-помещичьих и военных кругах — потому, что они давно зарились на русскую Прибалтику и Польшу, которые они систематически колонизировали и экономически осваивали в целях, как они говорили, довершения дела национального объединения и приобретения более выгодных стратегических границ.

Упоминавшийся нами «Пангерманец» в своей книжке так и говорит: «Неизбежная война между Германией и Россией завершит дело объединения. Если она окончится благоприятно, то Германия присоединит балтийские губернии, Эстляндию, Лифляндию и Курляндию, и создаст Польское государство и Русинское (украинское) королевство».

И он прибавляет (мы возвращаемся к нашей ближайшей теме): «последние предназначены к тому, чтобы принять евреев и славян, которые покинут Германскую империю».