Мало того, такая расширившаяся и полнокровная империя заключит «союзы» со всеми государствами племенно-родственного «германского» происхождения — с Голландией, Швейцарией, фламандской Бельгией, Люксембургом, Данией, Норвегией и пр. — «союзы», предположительно, в стиле саркастически-характеризованных Талейраном как союзы всадников со своими лошадьми. В видении этого автора Германия в середине XX в. уже рисовалась в образе огромного государства, охватывающего добрую половину Европы — «Великогермании», как ее впоследствии официально и окрестил Гитлер («Gross- deutsches Reich»). Конечно, и перед «Пангерманцем» встал вопрос об «инородцах»: что с ними сделать? Говоря об Австрии, он предлагает их просто изгонять: «кто не хочет быть изгнанным,— говорит он,— должен сам изгонять»; мы сейчас увидим, куда именно он собирается их прогнать; но в отношении ненемецких народностей в Великогермании вообще он находится в некотором сомнении и в конце концов решает: «Конечно, не одни немцы будут населять эту новую Германскую империю. Однако только немцы будут пользоваться политическими правами, служить в армии и приобретать земельную собственность, а живущим среди них чужестранцам они охотно предоставят выполнение физических работ».

Тогда, прибавляет он, «они [немцы. — Ф. Р. ] вновь обретут существовавшее у них в средние века сознание, что они являются народом господ».