Стратегические условия были — и это всеми чувствовалось — всецело за французское наступление, и тогда именно я впервые услыхал, как шептали зловещие слова: Эльзас и Лотарингия… »

Что же произошло? А произошло то, что Наполеон, приехав 29 июля в Мец, чтобы взять на себя главное командование для немедленного наступления, нашел всего пять корпусов и полный хаос в продовольственном и военном хозяйстве.

Это, конечно, не было случайностью, а закономерным результатом не только указанных выше организационных недостатков французской армии, но и всей системы бонапартовского режима, безответственного, изъеденного коррупцией,, воровством, карьеризмом и прочими добродетелями гнилой администрации. На следующий же день Наполеон отсрочил план вторжения в Германию «на неделю», а еще через день он вовсе упразднил первоначальный план дислокации, распределив страсбургскую армии на восемь групп, растянутых по всей линии между основными их пунктами, в целях отражения наступления пруссаков на неизвестном участке.

Первая фаза кампании, если не судьба всей кампании, была предрешена. 2 августа Наполеон предпринял совершенно ненужную и бесплодную атаку на Саарбрюкен силами до двух дивизий и нашел там один батальон пехоты и два эскадрона конницы, которые быстро отошли, оставив французов стоять на мосту посреди города, без всякой цели.