Франция получила и другого «союзника» того же порядка в лице Италии. Бейст попрежнему старался ее привлечь и предлагал Наполеону, когда началась война, придти с ней к соглашению в виде отвода войск из Рима на какой-нибудь ближайший пункт на папской же территории.

Но ни французская, ни итальянская сторона не пошли на этот компромисс. Италия требовала, по крайней мере, восстановления сентябрьской конвенции 1864 г. , т. е. увода французских войск из Рима при обязательстве Италии не захватывать его. На это Наполеон согласился, и 2 августа Рим, действительно, был очищен французами. Это облегчило переговоры. План Бейста состоял в том, чтобы Австрия и Италия заняли позицию «вооруженного нейтралитета» с тем, чтобы примерно в середине сентября, когда положение окончательно выяснится, ультимативно потребовать у Пруссии точного выполнения Пражского договора и, в случае несомненного отказа, объявить ей войну.

Италия, которая после первых французских поражений уже скептически относилась к французским перспективам, делала вид, что готова идти на соглашение в этом смысле, а тайком держала контакт с Англией на предмет сохранения своего нейтралитета и немедленно примкнула к лиге «нейтралов», созданной Гранвилем, вследствие чего и Австрия вынуждена была дать свою подпись под этим векселем. Если верить позднейшим разоблачениям Грамона, Италия в конце концов все же согласилась на предложение Бейста, и договор в этом смысле должен был быть подписан во Флоренции 5 сентября, но к этому-де времени стала известна катастрофа, происшедшая под Седанам, и план окончательно провалился.