Это было явным подражанием Муссолини и обратило на него внимание воротил крупного капитала и всех реакционеров, восхищавшихся итальянским героем контрреволюции и желавших иметь собственного Муссолини. Желанный спаситель как будто и в Германии явился: человек «вовремя и на месте», «the right, man in the right place», как говорят англичане. To, что Гитлер свою проповедь специально направлял в сторону маленького забитого человека и хотел потянуть за собой мелкую буржуазию, казалось вовсе не вредным, а, наоборот, весьма полезным: мещанство должно было занять место рабочего класса в создании массового движения, без которого, в условиях «де-мократии», политический успех казался немыслимым.

Так и Муссолини начал е~ою послевоенную карьеру, туманя пустые головы мещан брагой невероятных обещаний. Капитал стал помогать Гитлеру деньгами и рекламой, и влияние и значение его стали быстро расти.

Он мог устраивать многочисленные собрания и манифестации, оплачивать услуги помощников и агентов, распространять литературу в огромных размерах, подкупать избирателей, журналистов и политиков и создавать вокруг себя и своей «программы» широчайший резонанс.