Этот эпизод долго жил в памяти французского народа, пока его не затмили предательства Петэна и Лаваля в наши дни, но и тогда уже, по получении известия о капитуляции Меца, парижские рабочие, и без того не доверявшие правительству Трошю, отклонявшему их требования о новых выборах, во главе с Флурансом и Бланки восстали, арестовали некоторых членов правительства и провозгласили Коммуну. Однако они вскоре были разбиты, и, пользуясь испугом мелкой буржуазии, правительство поспешило провести в городе плебисцит, получив свыше полумиллиона голосов против 60 тысяч.

Париж, однако, продолжал сопротивляться пруссакам, и пока он стоял, война не могла придти к концу. Чтобы сломить его сопротивление, немцы 27 декабря начали бомбардировать его — акт, который тогда вызвал всеобщее возмущение в Европе, еще не освоившейся с прусскими методами ведения войны. Но Париж продолжал борьбу, совершал вылазки, и, несмотря на надвинувшийся голод, еще месяц упорно не хотел сдаваться.

Однако и там не все было благополучно. Вылазки производились очень вяло, часто с совершенно недостаточными силами и оканчивались неудачами. «Все сообщения из Парижа,— писал тогда Энгельс,— единогласно приписывают недостаток успехов отсутствию доверия у солдат к высшему командованию.