Но Бисмарк, узнав об этом, запротестовал, и правительство Трошю — Фавра малодушно подчинилось этому неслыханному акту вмешательства и отменило распоряжение Гамбетты. Гамбетта тогда подал в отставку, и Франция лишилась единственного человека, который готов был и мог вести ее к дальнейшей борьбе.

30 января парижские форты были уже заняты пруссаками, а через два дня на Францию обрушился последний военный удар в виде перехода другого сомнительного генерала, Бурбаки, с последними остатками старой армии в 85 тыс. человек, будто бы доведенных поражениями и голодом до крайности, на швейцарскую территорию, где они сложили оружие. По настоянию Фавра, рассчитывавшего на возможность сопротивления в дальнейшем, эта армия была исключена из статьи о приостановке военных действий, и Франция жестоко поплатилась за эту ошибку.

С потерей этой армии и уходом Гамбетты о продолжении сопротивления не могло уже, действительно, быть речи. Выборы в Национальное собрание состоялись 8 февраля и дали реакционное большинство, стоявшее за мир. Это были в основном ставленники кулацкого крестьянства, орлеанисты и легитимисты (сторонники Бурбонов), ненавидевшие республику, боявшиеся рабочих, социалистов и республиканцев- гамбеттистов и жаждавшие покончить с войною любой ценой. В ряде мест это даже были бонапартисты, а в оккупированных немцами областях — лица, сотрудничавшие с ними, т. е. по новейшей номенклатуре «коллаборационисты».

12 февраля Собрание открылось в Бордо, правительство Национальной обороны подало в отставку и главою нового правительства был назначен Тьер.