Это было возобновление старого его предложения последней воспользоваться благоприятным моментом, когда Англия была занята спором с Америкой, а Франция была беспомощна, чтобы, освободиться от черноморских статей Парижского мира. Момент, действительно, был исключительно благоприятный, и после некоторого колебания Горчаков нотой от 31 октября (ст. ст. ) сообщил иностранным правительствам, что Россия больше не считает себя связанной означенными статьями, ограничивавшими ее суверенитет. Англия очень волновалась, но не встретила сочувствия у Бисмарка и должна была смириться, приняв его предложение созвать международную конференцию — не для материального восстановления «поруганного» международного права, о чем не могло быть и речи, а о его формальной реабилитации в виде подтверждения старого принципа, что международные договоры не могут аннулироваться односторонним актом той или другой стороны.

На последовавшей конференции в Лондоне и был принят протокол в этом смысле, который спас лицо английского правительства и дал материальное удовлетворение царскому правительству. Бисмарк мог быть уверен, что оба правительства, столь ему обязанные, не станут теперь ставить ему палки в колеса