Но Шёнерер готов был и на это, и в Линце, и указанном выше году, на съезде своей партии он выступил от имени созданной им «немецко-национальной антисемитской фракции» (в нее, между прочим, входил и Виктор Адлер, будущий вождь австрийской социал-демократии) с требованием создания «союзно-правовой» связи австрийских земель с Германской империей, т. е. попросту, вхождения их в состав последней по примеру других немецких земель вроде Саксонии, Баварии или Вюртемберга. А для того, чтобы не вводить вместе с немцами в империю иноплеменных народов, Шёнерер предложил выделить из состава Австрии Галицию, Буковину и Далмацию в отдельные «административные» области, т. е. в протектораты, и, сохранив в составе Австрии богатую чешскую часть Богемии, с преобладающим чешским населением, сделать и в ней немецкий язык обязательным государственным языком.

Уже в этой программе наметилось несколько моментов, которым суждено было получить впоследствии большое историческое значение: немецкий национализм, исключающий равноправное сожительство других народов в единогерманском государстве, присоединение Австрии, очищенной от этих народов, к Германии и, как гласило самое название фракции, антисемитизм.