Блюхер хотел и самого Наполеона казнить перед фронтом прусской армии, и по его приказу прусские саперы стали подрывать Иенский мост, напоминавший своим именем о поражении пруссаков в 1806 г. , невзирая на статью договора о капитуляции, объявлявшую, что «общественные здания и сооружения должны быть неприкосновенны». Патриотический порыв Блюхера не был осуществлен благодаря вмешательству тех же Александра I и Веллингтона.

В войне с Францией в 1870—1871 гг. немцы еще более распоясались, как мы отчасти уже видели в предыдущем очерке. Добавим здесь несколько штрихов из одной корреспонденции из Швейцарии, помещенной в «Вестнике Европы» за февраль 1871 <г. , для характеристики отношения самих немецких обывателей к грабежам в оккупированных районах, отношения, знакомого и нам, дальним потомкам: «Французы хохочут над письмами немецких Гретхен, найденных на пленных немцах: одна Гретхен просит прислать ей из Парижа красивые серьги, другая Гретхен, более высокого полета, радуется, что парижанки не будут более царить над модой и нарядами; третья Гретхен ропщет на этих несносных, буйных парижан, которые не хотят сдаться и удовлетворить требованиям чести прусского оружия для того, чтобы, наконец, наступил мир и ее Вильгельм вернулся к опустелому очагу».