Франция уступала Эльзас и часть Лотарингии и платила 5 миллиардов франков контрибуции. Многочисленные финансовые вопросы и другие детали еще долго разрабатывались в комиссиях, заседавших в Брюсселе. Эти переговоры сильно осложнились вследствие мартовского восстания парижского народа, приведшего к установлению власти Парижской Коммуны.

Из соображений внутренней политики Бисмарк отнюдь не был «недоволен этим неожиданным эпизодом. «Ни от одного внимательного наблюдателя,— писал он год спустя своему послу в Париж,— не могло ускользнуть, как силен и в каких массовых размерах происходил тогда и еще сейчас происходит в Германии отход от красного к умеренно-либеральному, от либерально-умеренного к консервативному умонастроению, от доктринерской оппозиции — к чувству заинтересованности в государстве и ответственности за него с того времени, как был сделан перед глазами Европы этот наглядный опыт с Коммуной. Франция,— продолжал он,— Явила с пользой устрашающий пример, и если бы она разыграла перед Европой еще один акт сорванной драмы Коммуны, чего я из человеколюбия не хотел бы, то она еще сильнее способствовала бы демонстрациц благ монархического строя и приверженности к монархическим учреждениям в Германии».