Соответственно этому участились вопли насчет «неестественного» расчленения в 1866 г. германского «народного тела». Вопли исходили от тех самых «патриотов», которые в свое время отстаивали гегемонию Пруссии против: Австрии и восторженно рукоплескали в означенном году изгнанию последней из Германского союза. Бисмарк, заключая с Австрией в 1879 г. военно-политический союз и предлагая ей, как уже упоминалось, вступить в Германский таможенный союз, конечно, руководствовался, помимо вражды к России, и этим прозаическим мотивом.

Он и уговаривал колебавшегося короля Вильгельма пойти на эту измену старому русскому другу указаниями на то, что такой союз будет популярнее в «Германии», чем союз с Россией (имея в виду под словом! «Германия» национал-либеральных и католических представителей крупнопромышленного и торгово-банковского капитала). Конечно, самим австрийцам Бисмарк так не говорил: он больше распространялся о старых национальных традиция, о совместном историческом сожительстве в течение веков в едином государственном организме и даже о братстве по оружию во время борьбы с Наполеоном; но то, чего он не договаривал, выбалтывали не столь ответственные «патриоты» в частном порядке.

Таким и притом одним из самых ранних и ревностных поборников «аншлюса» (употребляя более благозвучный современный термин, буквально означающий «примыкание» т. е. поглощение Австрии Германией) был профессор Пауль де Лагард (Бёттихер, как гласила его настоящая фамилия), семитолог по специальности и сверхнационалист и антисемит по совместительству.