Растерялась и родная мать этого интеллигента, мелкая буржуазия, которая, несмотря на грандиозное развитие германского капитализма, все еще насчитывала много миллионов лиц. Тут был и ремесленник, и мелкий крестьянин-собственник, и мелкий лавочник, чиновник, коммивояжер и страховой агент, конторский служащий и многие другие маленькие люди из разных областей экономической жизни, ютившиеся в щелях и в порах крупно-буржуазного общества. Все они, будучи на краю пролетаризации и все же упорно цепляясь за свою весьма относительную и непрочную самостоятельность, когда-то, до войны и революции, политически метались между рабочими и буржуазными . партиями, между демократией и пресмыкающимся верноподданничеством, между революционными фразами и реакционными делами.

Это была не та мелкая буржуазия, которая некогда, в дни восхождения буржуазии как класса, участвовала в протестах и революционных восстаниях конца XVIII и цервой половины XIX в. Напуганная жупелом социализма, который-де собирается отнять у нее не только ее лавочку, но л домашний скарб, даже жену и детей, но вместе с тем жестоко теснимая капиталом, она уже ограничивала свои протесты пределами соседней пивной, где за терпеливой кружкой, в тесном кругу она разражалась храбрыми речами и тут же выбегала, чтобы кричать «Hoch!», если по улице проезжал со свитой местный принц.