Благодаря этому борьба против турок перестала быть общим делом всего христианского мира; она была только делом его восточных окраин.

Турецкая опасность немало содействовала тому, что венгры, чехи, южные немцы спаялись в габсбургскую монархию, и что корона Германской империи осталась за этой монархией. Но для папства турецкая опасность не представляла непосредственного интереса; если же папы продолжали собирать сокровища, как фонд для борьбы против турок, то они очень скоро начали применять эти сокровища в своих собственных интересах. Папская власть и вера в ее всемирно-историческую миссию, являвшиеся до 12-го века средством спасения христианских народов, с 14-го века превратились в средство эксплуатировать эти народы.

Эта эксплуатация вырастала с развитием товарного производства. Жажда денег охватила и римскую курию. Прямые налоги, взимавшиеся папской властью с верующих, были сравнительно незначительны; зато в создании косвенных налогов папы 15-го и 16-го веков были столь же изобретательны, как современные финансовые мастера.

В эпоху торгового капитала они правильно увидали, что торговля — наилучшее средство для того, чтобы обирать людей и быстро приобретать крупные богатства. И вот они начали барышничать церковными должностями, а в особенности отпущением грехов за наличный расчет, — так называемыми индульгенциями, которые из году в год становились все бесстыднее.