Но здесь буржуазии принадлежал уже такой перевес, что она быстро сумела превратить эту феодально-сословную корпорацию в буржуазное национальное собрание, причем ей очень пошли на пользу расколы внутри дворянства и духовенства. Старинный опыт вообще показывает, что чем дальше заходит внутренний распад реакционных классов и партий, тем больше и их внешнее разложение, а это обыкновенно облегчает дело революционных партий. В ночь с 4-го на 5-е августа 1789 года национальное собрание покончило со всем феодальным и цеховым хламом, — с крепостными отношениями, господскими судами, десятинами, побочными доходами, куплею должностей и т. д.

Эта ночь сделалась знаменитой в истории, и эта слава заслуженная, поскольку здесь в несколько часов был устранен мусор, на расчистку которого в Германии потребовалось не менее шестидесяти лет. Напротив, было бы совершенно неправильно говорить о «самопожертвовании», будто бы проявленном привилегированными сословиями в ночь 4-го августа. Они отказались только от того, что было уже совершенно уничтожено сотнями крестьянских восстаний, бушевавших летом 1789 года во Франции, и они сделали это лишь с той целью, чтобы сохранить хотя бы только свои притязания на вознаграждение.