Цивилизация сосредоточивалась лишь вокруг отдельных центров торговли и промышленности; интересы этих центров далеко расходились, между ними были лишь слабые точки соприкосновения. У юга были совершенно иные рынки для сбыта и торговые связи, чем у севера; восток и запад стояли почти вне всяких сношений. Ни один город не являлся средоточием промышленности и торговли для всей страны, как Лондон для Англии или Париж для Франции» Все средства внутренних сношений сводились почти исключительно к прибрежному и речному судоходству да к паре крупных торговых путей: от Аугсбурга и Нюрнберга через Кельн и Нидерланды и через Эрфурт на север.

Вдали от рек и от торговых путей лежало множество мелких городов, которые, не принимая участия в крупной торговле, продолжали прозябать в средневековых условиях, нуждались в ничтожном количестве иностранных товаров и производили лишь небольшое количество продуктов для вывоза.

Соответственно этому в Германии не могла возникнуть современная монархия, как в экономически передовых странах: она возникла в них как раз благодаря тому, что расцветающая торговля и расцветающая промышленность глубоко связывали экономические интересы целой страны. В Германии развитие приводило только к объединению интересов по провинциям, другими словами, к политической раздробленности.