Штейн (1757—1831 г.) лишь немногим более года, с октября 1807 до ноября 1808 года, стоял во главе прусского государства. Это не был революционер и не был даже просто либерал в современном значении слова; это был, в сущности, не только дворянин, но и друг дворянства. Но он пришел с более культурного запада и кое-чему насмотрелся в мире. Свой идеал аристократического управления он нашел в Англии; понятно, что Штейн далеко возвышался над юнкерством (помещиками) к востоку от Эльбы.

И если его реформы не отличались широким размахом, у него было достаточно энергии и сил для того, чтобы вообще провести эти реформы вопреки тупоумию короля и упорному классовому эгоизму помещиков.

Это были две главных реформы: новое городское устройство и так называемый октябрьский эдикт,— эдикт 9-го октября 1807 года. Городское устройство для своего времени представляло значительный шаг вперед; оно отдавало городам управление их финансовыми делами, их школьное дело и попечение о бедных. Центром городского управления оно сделало собрание городских гласных, которых должны были избирать граждане на основе хотя и не всеобщего, но ограниченного незначительным цензом избирательного права, притом равного и тайного, и свело наблюдение со стороны государства, в сущности, к проверке правильности городских выборов.