Это была своего рода дворянская демократия, с бессильным императором во главе, предполагавшая искоренение князей, но вместе с тем и городов, и неизменное угнетение крестьянского класса. По сравнению с этим идеалом исторический прогресс представляли не только города, но даже и князья. Если господство князей тоже знаменовало раздробление Германии, то оно все же до известной степени собирало национальные силы среди этой раздробленности; напротив, та помещичья демократия, которую отстаивали Гуттен и Зикинген, превратилась бы в такую же помещичью анархию, которая привела Польшу к столь жалкой гибели.

Восстание низшего дворянства было потеряно с самого начала; города не помышляли о том, чтобы оказать ему поддержку, крестьяне — тоже; это чрезвычайно облегчало задачу князей. Замки Зикингена быстро были взяты штурмом и сопротивление их сломлено; сам он пал во время осады его укрепления Ландштуля, а через несколько месяцев, в сентябре 1523 года, на острове Уфнау, на Цюрихском озере, умер и спасшийся бегством Гуттен.

Крестьянская война и перекрещенцы.

Через полтора года по смерти Гуттена разразилась великая крестьянская война.