Она должна была оказывать содействие земледелию, торговле, промышленности, коротко говоря, всем капиталистическим производительным силам хотя бы из-за того, чтобы получить средства на содержание своего административного аппарата и постоянного войска, но она не могла порвать с феодальными сословиями, которые были необходимы для нее, как противовес буржуазии, и в особенности не могла порвать потому, что абсолютный монарх обыкновенно являлся крупнейшим землевладельцем страны, а, следовательно, связывался общими интересами с другими крупными землевладельцами — с дворянством и духовенством.

Таким образом, в груди абсолютной монархии в известном смысле жили две души: одна просвещенная, буржуазная, которая старалась по возможности развивать капиталистический способ производства, а другая феодальная, средневековая, которая помышляла только о том, чтобы как можно больше выжать из нации и добытое потребить в интересах феодальных классов общества. Но эти две души не могли жить в постоянном мире между собою. Абсолютная монархия не могла удовлетворять требований дворянства, не нарушая интересов буржуазии, и наоборот; чем более с ходом исторического развития нарушалось равновесие между дворянством и буржуазией к невыгоде дворянства и к выгоде буржуазии, тем более шаткой становилась абсолютная монархия, которая основывалась как раз на равновесии между господствующими классами.