Сеньором-покровителем и защитником оказывался теперь человек, против которого крестьяне прежде и больше всего нуждались в покровительстве и защите. Феодальное дворянство сделалось тягостной помехой для исторического развития; впрочем, последнее скоро отмело его слабейшие элементы, так называемое рыцарство, низшее дворянство, стоявшее между крупными сеньорами и крестьянами, как теперь мелкие буржуа стоят между буржуазией и пролетариатом.

Подобно современной мелкой буржуазии, рыцарство тщетно пыталось задержать свое падение, как самостоятельного класса, при помощи политики, которая шаталась между господствующими и подчиненными классами из стороны в сторону. Его смертные муки часто приобретали трагический характер, примером чего могут служить германские рыцари Гуттен и Зиккинген, которых Фердинанд Лассаль сделал героями трагедии. Но литература возвышающейся буржуазии в своем задоре, вытекавшем из избытка сил, видела в гибнущем рыцаре только комическую фигуру, о чем еще и теперь свидетельствует Дон-Кихот испанского поэта Сервантеса и Фальстаф английского поэта Шекспира.