Территория в 1150 квадратных миль почти с 4 миллионами жителей,— около одной седьмой населения империи, была потеряна Германией. Далее Люневильский мир возложил на императора обязательство пожертвовать существовавшим до того времени строем империи; светские государи левой стороны Рейна должны были получить компенсацию внутри империи за счет церковных областей.

Здесь между германскими государями начался позорный торг из-за областей. Употребляя выражение Трейчке, рой голодных мух набросился на кровавые раны родины. Утратив всякий стыд и совесть, они спешили в Париж, чтобы, французских министров, обеспечить себе по возможности крупные клочки земли. Прусское государство приняло алчное участие в этом отвратительном торге, между тем как Австрия, которой хотелось по возможности больше спасти от духовных государств, предложила бросить в распределяемую массу и имперские города.

Сволочные монархи с великим восторгом встретили это предложение, но оно не утолило их алчности, возбуждавшейся церковными имениями.

После того, как Бонапарт свыше года наблюдал этот отвратительный шабаш, и после того, как германский имперский сейм в Регенсбурге оказался совершенно неспособным усмирить стаю рыскающих волков, Бонапарт договорился с Россией относительно нового устройства германских дел.