Князья заманивали толпы крестьян самыми широкими обещаниями и затем, когда крестьяне, поверив этим обещаниям, складывали оружие и направлялись по домам, их безоружных избивали целыми массами. Потоками пролилась крестьянская кровь по германской земле; по самым преуменьшенным расчетам сто тысяч крестьян пало в сражениях или было впоследствии казнено.

Однако это страшное поражение не повело к длительному ухудшению положения крестьян. Из них еще до войны настолько высасывали все соки, что невозможно было взять с них еще больше. Конечно, некоторые средне зажиточные крестьяне подвергались полному разорению, множество вассально-зависимых попало в крепостническую зависимость, обширные области общинных земель были конфискованы, разрушение жилищ, и опустошение полей превратило многих крестьян в бродяг или в городских плебеев.

Но войны и опустошения принадлежали к числу зауряднейших явлений того времени, и крестьянский класс в общем стоял слишком низко для того, чтобы его положение могло длительно ухудшиться еще больше.

Много больше пришлось пострадать от крестьянской войны духовенству, дворянству и городам. Монастыри гибли от пожаров, сокровища духовенства были разграблены или переплавлены. У дворянства были разрушены многие замки и укрепления.

Оно оказалось слишком беспомощным для того, чтобы собственными силами сопротивляться крестьянам.