Вообще же кальвинизм превращался в экзальтированную и фанатическую силу только в тех случаях, когда на первый план выдвигались буржуазные интересы. Рядом с абсолютистско-капиталистическим орденом Иисуса он представлял, можно сказать, буржуазно-капиталистическую религию.

Наконец, лютеранство было религией экономически отсталых стран, которые сильнее всего эксплуатировались Римом, но всего меньше могли бы помышлять о том, чтобы подчинить себе или уничтожить Рим; им оставалось только порвать с Римом, но они не могли решающим образом вмешаться в великую мировую борьбу за наследие Рима. Лютеранство получило господство в северной и восточной Германии, в Дании, в Швеции. Это были страны со сравнительно слабо развитыми городами и с сильным преобладанием дворянства; в западной Германии, где города были сильнее и многочисленнее, перевес принадлежал кальвинизму. В странах, где господствовало лютеранство, капиталистическое развитие лишь медленно пробивалось из феодального хаоса. Оно еще не создало революционной буржуазии, но превратило сеньора в помещика, рыцаря — в товаропроизводителя.

Так было в особенности в земледельческих областях к востоку от Эльбы; церковь своими имуществами и крестьяне ростом эксплуатации, которой они подверглись, оплатили здесь «чистое слово господне».