Среди духовенства два противоположных полюса представляли с одной стороны аристократическая фракция епископов и аббатов со своей жандармерией из монахов, а с другой стороны — плебейская фракция приходского духовенства в городе и в деревне: первые возбуждали в массах глубокую ненависть, вторые скорее пользовались любовью, тем более что для нараставшего движения масс они давали идеологов и теоретиков. В городах цеховые горожане с переменным успехом вели борьбу с патрициями за городское управление, плебеи же далеко еще не развились в третью городскую фракцию и по своим настроениям были скорее опустившимися элементами гниющего феодализма, чем восходящими элементами современного пролетариата. Наконец, крестьянский класс составлял фундамент всего общественного организма, сильный, но смертельно измученный, стонущий во всех своих частях.

Эта пестрая мешанина разнообразнейших классов и фракций, на которые распадались они, с их взаимно противоречивыми интересами придавала положению Германии ее своеобразный отпечаток, когда Лютер 31 октября 1517 года прибил свои тезисы (положения) против индульгенций на дверях виттенбергской церкви и таким образом дал сигнал к открытому взрыву возмущения против Рима, десятилетиями накоплявшемуся в германской нации.