Таким образом, возникли партикуляризм (местное обособление) и сословная обособленность, характерные для средних веков. При таких обстоятельствах экономическая связанность феодального государства оставалась до чрезвычайности шаткой.

Государства распадались с такою же быстротой, как возникали, и даже национальный язык не мог служить сколько-нибудь сильным связующим средством, так как экономическая обособленность членов марки благоприятствовала развитию диалектов. В соответствии с этой слабой сплоченностью государства власть главы последнего, короля, тоже была слабая. Она основывалась, в сущности, на том, что король был крупнейшим землевладельцем в стране; но как раз потому у него не было перевеса над объединенной силой остальных крупных землевладельцев, он был, самое большее, первый между равными, но даже и это скромное превосходство расшатывалось тем сильнее, чем больше возвышалась власть феодального дворянства, которое все больше подчиняло себе свободных крестьян.

Правда, королевская власть нашла некоторую опору в постепенно выраставших городах. Основой средневековой городской общины послужила тоже община марки. Города развивались благодаря торговле, которая никогда не прекращалась вполне, даже в эпоху величайшего развала, последовавшую за падением Римской империи.